Чем плохи «лучшие практики» и есть ли альтернатива

Согласно исследованию профессора менеджмента из университета Огайо Пола Натта, опубликованному в его книге «Почему решения терпят неудачу», по меньшей мере половина решений, принимаемых руководителями организаций, приводит к провалу. Журнал Harvard Business Review публикует еще более удручающую статистику — согласно ей, около 70% решений об изменениях в деятельности бизнеса не приводят к желаемому результату, а если говорить о сделках по слиянию и поглощению, то из них провалом заканчиваются до 90%. Аналогичную статистику, но уже касательно применения информационных технологий, публикует и известная исследовательская компания Gartner — согласно ее данным, до 75% внедрений систем управления предприятием также оказываются неудачными.

Теме всех этих неудач уже было посвящено и продолжает посвящаться множество исследований, и, оглядываясь назад, исследователи всегда находят причины провалов. Развиваются и множатся различные концепции менеджмента и маркетинга, защищаются диссертации, пишутся и продаются книги-бестселлеры. Но почему-то все это не оказывает никакого влияния на приведенные выше цифры, и, по данным все того же Harvard Business Review, доля провальных решений остается стабильно высокой аж с 70-х годов прошлого века, когда такие исследования стали впервые проводиться.

Причем, что самое интересное, этим провалам в равной степени подвержены и самые успешные компании, являющиеся признанными лидерами рынка. Среди сорока трех компаний, восхваленных в известном бестселлере 80-х годов «В поисках совершенства», многие вскоре либо вообще перестали существовать, либо сильно ухудшили свои показатели.

Пожалуй, я привел достаточно свидетельств того, насколько остро сегодня стоит перед бизнесом проблема качества принятия управленческих решений. Но для того, чтобы это понять, вряд ли необходимо обращаться к статистике — эта проблема видна каждому, кто когда-либо работал в любой более или менее крупной организации.

Задаваясь вопросом о причинах происходящего, нельзя не вспомнить фразу, некогда сказанную Альбертом Эйнштейном: «Вы никогда не сумеете решить возникшую проблему, если сохраните то же мышление и тот же подход, который привел вас к этой проблеме». Поэтому, на мой взгляд, в первую очередь стоит проанализировать то, каким образом мыслят современные управленцы при принятии решений.

Читать далее

Болезни роста фирм и их лечение

Корпорации поразительно выросли в размерах в течение прошлого столетия, приблизившись по объемам контролируемых ресурсов к государствам. Основным двигателем этого роста стали так называемые экономии масштаба, позволяющие более крупным компаниям получать естественные преимущества над конкурентами и монополизировать рынок. Так, согласно данным Бюро Переписи США (US Census Bureau), доля производственных отраслей, в которых четыре компании занимают более половины рынка, выросла с 25% в 1987 году до 40% в 2007, и эта тенденция лишь усиливается со временем. Однако у этого процесса есть и обратная сторона. Еще одно экономическое явление приводит к прямо противоположным результатам и, судя по всему, препятствует дальнейшему росту корпораций – это явление известно под названием «дисэкономии масштаба».

Экономисты традиционно считают дисэкономии масштаба следствием проблем управления, порождаемых ростом размеров фирм. Этот взгляд вполне соответствует здравому смыслу – не нужно быть экономистом, чтобы увидеть, насколько сложным и забюрократизированным стало управление крупными корпорациями. Пожалуй, наиболее яркое проявление этой проблемы можно увидеть в пресловутом «сопротивлении изменениям» – согласно часто цитируемой статистке, более 70% инициатив по организационным изменениям не достигают желаемых результатов.

Исследователи, как правило, рассматривают эти трудности в узком контексте управления изменениями, но на самом деле это всего лишь верхушка айсберга, указывающая на огромную проблему менеджмента как дисциплины в целом, так как абсолютно любое управленческое действие направлено на изменение работы организации. Тем не менее, не смотря на все то огромное внимание, которое уделялось этой проблеме, и на огромный объем посвященных ей исследований, мы так и не достигли ощутимого прогресса в поиске практических решений.

Оглядываясь назад, исследователи, казалось бы, всегда находят причины управленческих провалов, и новые теории менеджмента «плодятся и размножаются» на основе этих находок. Но все эти усилия, похоже, не оказывают никакого влияния на фактическую долю провалов, упомянутую выше – она остается стабильно высокой уже более трех десятилетий. Исходя из этих фактов, разумно было бы подозревать, что корневая причина нашей стабильной неспособности решить эти проблемы лежит не в каких-то конкретных подходах, которые не работают, а в полнейшем непонимании самой сути проблемы.

В этой статье я покажу, что проблема эта представляет собой не просто следствие некоего «неправильного» управления – на самом деле она глубоко уходит корнями в саму природу экономических механизмов, движущих развитием коммерческих фирм. В ходе роста компании эти механизмы неизбежно трансформируют ее внутреннюю среду таким образом, что высший менеджмент теряет власть, в то время как средний менеджмент теряет конструктивную мотивацию. Но хорошая новость заключается в том, что практическое решение уже существует и может быть найдено в тех же самых экономических механизмах – мы должны лишь понять их достаточно хорошо.

Читать далее

Что такое экономический рост и почему случаются кризисы

В статье представлено краткое изложение первой части книги «В погоне за прибылью»

На протяжении всей истории развития цивилизации человек покорял и ставил себе на службу силы природы. Но, как это ни странно, отнюдь не природная, а сотворенная самим человеком стихия по сей день остается ему неподвластной. Я говорю о стихии рынка.

Наша зависимость от капризов этой стихии особенно остро ощущается в периоды экономических кризисов. При этом текущий кризис, начавшийся в 2008 году, в очередной раз заставил экономистов признать, что они не в силах объяснить реальные процессы, происходящие на рынке.

Вот что пишет об этом директор Института нового экономического мышления Оксфордского университета Эрик Беинхокер в своей статье «Redefining capitalism»: «Хотя мы и были правы в своей вере в то, что капитализм на протяжении всей своей истории являлся основным источником роста и процветания, мы были не правы в нашем понимании того, как и почему капитализм работал столь хорошо. Аналогично, наши предки знали, что звезды и планеты двигаются по небосводу, и у них были различные теории, объясняющие эти наблюдения. Но лишь когда модель Коперника заменила Землю Солнцем в центре Солнечной системы, и Ньютон описал свои законы гравитации, люди смогли понять, как и почему звезды и планеты двигаются. Точно так же, традиционные экономические теории, на которые мы полагались в прошлом столетии, ввели нас в заблуждение о механизмах работы капитализма. Лишь заменив старые теории лучшими и более новыми, мы сможем построить более глубокое понимание, необходимое для улучшения нашей капиталистической системы.»

Как бы то ни было, абстрактные теории, рождаемые в академической среде, неизменно терпели неудачу при встрече с экономической реальностью. А потому я предлагаю оторваться от учебников и научных статей и обратиться к базовым, практическим механизмам работы экономики, которые можно увидеть невооруженным глазом в реальной действительности. Как я покажу далее, понимания этих механизмов вполне достаточно для того, чтобы дать исчерпывающий и предельно ясный ответ на вопрос, вынесенный в заголовок этой статьи, и, что еще более важно, на вопрос о причинах текущего мирового кризиса и путях выхода из него. Причем, что самое интересное, механизмы эти давно известны, и ничего принципиально нового или противоречащего взглядам известных школ экономической мысли я здесь не скажу — я лишь соберу эти взгляды в целостную картину, которую можно сопоставить с объективной реальностью, непосредственно нами наблюдаемой.

Читать далее

Как появились деньги и рынок

Деньги — пожалуй, самое востребованное изобретение человечества, но вместе с тем и наиболее загадочное. Ведь мы до сих пор не знаем, как именно и когда именно они появились. Однако это совершенно не мешает нам измерять все, что только возможно, финансовыми показателями, при этом даже не задумываясь о том, что же именно мы на самом деле меряем.

Может показаться, что вопрос о происхождении денег представляет исключительно академический интерес — в конце концов, какая разница, как деньги появились, ведь все мы знаем, что они представляют из себя сейчас. Но знаем ли мы на самом деле? И, самое главное, знаем ли мы, что деньги будут представлять собой в будущем?

Самый простой ответ на этот на этот вопрос — «то же, что и сейчас». Но если заглянуть в историю, то становится очевидно, что денежная и финансовая системы постоянно эволюционировали и изменялись, попутно оказывая значительное влияние на весь окружающий мир. И нет никаких причин, по которым современная финансовая система должна была бы вдруг застыть в своем текущем состоянии — как говорится, ничто не вечно под луной.

Более того, наблюдаемые сегодня в мире кризисные процессы все более остро ставят вопрос о будущем сложившейся финансовой системы. И этот вопрос носит отнюдь не академический характер — он напрямую касается каждого из нас, так как без ответа на него нельзя понять, как выживать и выигрывать в новых условиях ведения бизнеса.

В экспертном сообществе сегодня ведутся острые дискуссии на тему будущего финансовой системы, и там можно услышать самые различные идеи и концепции, такие как отрицательная процентная ставка, возврат к золотому стандарту, расчеты в национальных валютах, нефтедоллар и продажа нефти за национальные валюты, «виртуальное золото» в виде криптовалют и многое другое. Однако, на мой взгляд, все эти дискуссии не имеют под собой никакой почвы без ясного понимания того, как вообще зародилась денежная система и как она эволюционировала в свое современное состояние.

Читать далее

Вышла моя книга «В погоне за прибылью»

После трех лет напряженной исследовательской работы наконец-то вышла в свет моя книга «В погоне за прибылью: законы развития рынка и коммерческих фирм». Исходным толчком к началу исследований, положенных в основу книги, послужили практические задачи, с которыми мне самому приходилось сталкиваться в своей работе. В общем и целом, все они сводились к поиску ответа на один, казалось бы, простой вопрос — как извлекать прибыль. Однако чем глубже я погружался в анализ, тем больше я понимал, насколько фундаментальными в действительности являются проблемы, которые я по неосторожности захотел решить.

Тем не менее любопытство овладело мной, и остановиться было уже невозможно. Лишь спустя три года работы мне удалось найти удовлетворившие меня ответы. При этом, на мой взгляд, мои находки оказались столь важными, что было бы непростительно просто оставить их при себе и не поделиться ими с окружающим миром. Так появилась моя книга.

Данная книга — это попытка через историю осмыслить современные экономические процессы, которые мы непосредственно наблюдаем, участниками которых являемся и от которых напрямую зависит наше благосостояние. Процессы эти можно увидеть как на уровне всей мировой экономики, так и на уровне любой отдельно взятой коммерческой фирмы, но в основе всех их лежит один и тот же мощнейший мотив, в честь которого и названа моя книга — погоня за прибылью.

Чтобы по-настоящему понять природу современных рыночных механизмов, оказывается необходимо обратиться к самым истокам зарождения коммерции и рынка как таковых. Книга охватывает более 4000 тысяч лет экономической истории человечества, а вместе с ней и истории развития экономических взглядов. Экономическая картина мира, изложенная в книге, построена как на основе работ великих экономистов прошлого, таких как Адам Смит, Карл Маркс и Джон Мейнард Кейнс, так и на основе взглядов современников, таких как Олег Григорьев, ломающих классическое представление об экономике. На мой взгляд, по-своему прав был каждый из них. Главной же своей заслугой я считаю то, что мне удалось примирить их взгляды между собой и свести их в целостную картину, понятную обывателю и пригодную для практического применения как на уровне отдельных фирм, так и на уровне всего рынка. Насколько в действительности мне это удалось — судить вам, моим читателям.